Однажды вечером в двери дзенского монастыря постучался монах. Он устал, был голоден и хотел остаться там на ночь. Хозяин открыл дверь, но вместо того, чтобы поприветствовать монаха, встретил его дзенским коаном — очень знаменитым. Он сказал: "Каково ваше изначальное лицо, лицо, которое было у Вас до того, как родились ваши отец и мать?". Монах снял с ноги свою сандалию и сильно ударил ею хозяина по лицу. Хозяин отступил назад, поклонился и сказал: "Добро пожаловать, добро Вам пожаловать. Ваше понимание просто потрясает". Потом у них была трапеза. Среди холодной ночи они сидели у огня, и гость спросил: "А сами Вы получили ответ на тот коан, который задали мне?". Хозяин сказал: "Я не так удачлив. Нет, я не получил ответа. Но я так много слышал о Дзен, так много читал, что я смог понять непосредственность Вашего ответа. Вы не колебались ни мгновения, Вы не думали над ним. Он исходил из вашей целостности. Он был не из головы — вот что я смог понять…".
   Гость не отвечал. Он продолжал потягивать свой чай. Но тогда хозяин немного заподозрил что-то. Он снова посмотрел на лицо гостя и нашел в нем что-то, что ему не понравилось. Поэтому он спросил: "Пожалуйста, скажите мне — Вы действительно знаете ответ? Вы получили ответ?". Гость расхохотался и сказал:
   "Нет, уважаемый. Я тоже слишком много читал о Дзен и слишком много слышал о Дзен".  
http://pritchi.castle.by/ras-3-26.html

Давным-давно жил один добрый человек. Всю свою жизнь он следовал высоким заповедям, предписываемым тем, кто надеялся после смерти попасть в рай. Он отдавал щедрую милостыню нищим, любил своих ближних и служил им. Поняв, как важно быть терпеливым, он переносил самые тяжелые и неожиданные испытания, часто ради других. Он совершал путешествия в поисках знания. Его смирение и образцовое поведение снискали ему славу мудрого человека и уважаемого гражданина, которая разнеслась от Востока до Запада и от Севера до Юга.
Все эти достоинства он, в самом деле, культивировал в себе всякий раз, когда вспоминал о них. Но был у него один недостаток — невнимательность. Это качество не имело над ним большой власти, и он считал, что по сравнению с его достоинствами, невнимательность — весьма незначительный недостаток. Так, нескольких нуждающихся людей он оставлял иногда без помощи, потому что не замечал порой их нужду. Любовь и служение также иногда оказывались забытыми, когда он был поглощен своими личными нуждами и даже желаниями.
Он любил спать и часто засыпал именно в те моменты, которые были благоприятны для поиска знания или для понимания его, или для практики подлинного смирения, или когда можно было бы увеличить число добрых дел — такие возможности он пропускал, и они больше не возвращались.
Невнимательность оказывала не меньше влияния на его основную сущность, чем добрые качества. И вот, он умер. Обнаружив себя за пределами этой жизни, добрый человек направился к райской обители. Пройдя немного, он решил передохнуть, чтобы проверить свою совесть. Все тщательно взвесив, он пришел к выводу, что вполне достоин войти в райские чертоги, и продолжил свой путь.
Подойдя к райским воротам, он увидел, что они закрыты, и в этот момент услышал голос, обращенный к нему: «Будь внимателен, ибо ворота открываются только раз в сто лет». Добрый человек устроился неподалеку ждать, взволнованный открывшейся перспективой. Не будучи занятым сейчас, как обычно, совершением добродетельных поступков, он обнаружил, что у него плохо развито внимание. В течение некоторого времени, которое ему самому показалось целым веком, он старался не заснуть, но, в конце концов, голова его склонилась на грудь, и сон на какое-то мгновение смежил его веки. И в этот миг створки ворот широко распахнулись. Но прежде чем он успел открыть глаза, ворота захлопнулись с шумом, который мог бы разбудить мертвого.

Мария Петровых
Назначь мне свиданье
на этом свете.
Назначь мне свиданье
в двадцатом столетье.
Мне трудно дышать без твоей любви.
Вспомни меня, оглянись, позови!
Назначь мне свиданье
в том городе южном,
Где ветры гоняли
по взгорьям окружным,
Где море пленяло
волной семицветной,
Где сердце не знало
любви безответной.
Ты вспомни о первом свидании тайном,
Когда мы бродили вдвоем по окраинам,
Меж домиков тесных,
по улочкам узким,
Где нам отвечали с акцентом нерусским.
Пейзажи и впрямь были бедны и жалки,
Но вспомни, что даже на мусорной свалке
Жестянки и склянки
сверканьем алмазным,
Казалось, мечтали о чем-то прекрасном.
Тропинка все выше кружила над бездной…
Ты помнишь ли тот поцелуй
поднебесный?..
Числа я не знаю,
но с этого дня
Ты светом и воздухом стал для меня.
Пусть годы умчатся в круженье обратном
И встретимся мы в переулке Гранатном…
Назначь мне свиданье у нас на земле,
В твоем потаенном сердечном тепле.
Друг другу навстречу
по-прежнему выйдем,
Пока еще слышим,
Пока еще видим,
Пока еще дышим,
И я сквозь рыданья
Тебя заклинаю:
назначь мне свиданье!
Назначь мне свиданье,
хотя б на мгновенье,
На площади людной,
под бурей осенней,
Мне трудно дышать, я молю о спасенье…
Хотя бы в последний мой смертный час
Назначь мне свиданье у синих глаз.
 (500x501, 81Kb)

 (365x619, 30Kb)
Борис Пастернак
Во всем мне хочется дойти
До самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.

До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины.

Всё время схватывая нить
Судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья.

О, если бы я только мог
Хотя отчасти,
Я написал бы восемь строк
О свойствах страсти.

О беззаконьях, о грехах,
Бегах, погонях,
Нечаянностях впопыхах,
Локтях, ладонях.

Я вывел бы ее закон,
Ее начало,
И повторял ее имен
Инициалы.

Я б разбивал стихи, как сад.
Всей дрожью жилок
Цвели бы липы в них подряд,
Гуськом, в затылок.

В стихи б я внес дыханье роз,
Дыханье мяты,
Луга, осоку, сенокос,
Грозы раскаты.

Однажды отец наказал свою трёхлетнюю дочь за то, что она потратила рулон позолоченной обёрточной бумаги. С деньгами было туго и он был просто взбешён оттого, что ребёнок пытался украсить какую-то коробочку без видимой на то причины. Несмотря на это, на следующее утро маленькая девочка принесла своему отцу подарок. Она сказала:
— Это для тебя, папочка.
Он был обескуражен тем, что за день до этого накричал на дочку. Но его возмущение снова вырвалось наружу, когда он обнаружил, что коробка пуста… Он обратился к дочке:
— Разве ты не знаешь, что когда дарят подарок, то предполагается, что в коробке будет что-то лежать? А у тебя просто пустая коробка.
Маленькая девочка взглянула на него со слезами на глазах:
— Папочка, она не пустая. Я наполнила её своими поцелуями. Они все твои, папочка!
Отец был поражён. Он опустился на колени, нежно обнял дочку и умолял её о прощении. С тех пор он хранил этот бесценный подарок рядом со своей кроватью. Если у него что-то не клеилось в жизни, он вспоминал поцелуи и любовь, которую подарила ему дочка. И это намного важнее всех неурядиц, материальных богатств и ссор из-за пустяков.
Не слишком ли часто мы стали задумываться о материальных благах и не разучились ли мы дарить друг другу нечто более ценное — любовь, тепло, поцелуи и улыбки?

Источник: http://pritchi.castle.by/ras-03-110.html

Благодарность

Она сказала: « Он уже уснул»,-
задернув полог над кроваткой сына,
и верхний свет неловко погасила,
и, съежившись, халат упал на стул.

Мы с ней не говорили про любовь.
Она шептала что-то чуть картавя,
звук «р», как виноградинку, катая
за белою оградою зубов.

« А знаешь: я ведь плюнула давно
на жизнь свою. И вдруг так огорошить!
Мужчина в юбке. Ломовая лошадь.
И вдруг – я снова женщина. Смешно?»

Быть благодарным – это мой был долг.
Ища защиты в беззащитном теле,
Зарылся я, зафлаженный, как волк,
В доверчивый сугроб ее постели.

Но, как волчонок загнанный, одна,
она в слезах мне щеки обшептала,
и то, что благодарна мне она,
меня стыдом студеным обжигало.

Мне б окружить ее блокадой рифм,
теряться, то бледнея, то краснея,
но женщина! меня! благодарит!
за то, что я! мужчина! нежен с нею!

Как получиться в мире так могло?
Забыв про смысл ее первопричинный,
мы женщину сместили. Мы ее
унизили до равенства с мужчиной.

Какой занятный общества этап,
коварно подготовленный веками:
мужчины стали чем –то вроде баб,
а женщины –почти что мужиками.

О, господи, как сгиб ее плеча
мне вмялся в пальцы голодно и голо
и как глаза неведомого пола
преображались в женские, крича!

Потом их сумрак полузаволок.
Они мерцали тихими свечами…
Как мало надо женщине,- мой бог!-
чтобы ее за женщину считали.

Евгений Евтушенко 1968 год.

Ершалаим и его область ждут тихих странников: мы идём, наше смиренье и наша подлость — агнец, которого мы ведём. Ершалаим, возвести всюду: здесь собирается всякий сброд, будем ругаться и бить посуду, если захочется — наоборот. Ершалаим, знаю, мы лишни, нам не встречать Тех, кого ждём, пусть же прогонит тогда Всевышний нас! А пока — мы к тебе идём. Ершалаим, покарай смело, в пламя войны своей мелкой вбрось, правое пусть мы вершим дело, только вершим его наискось. Ершалаим, кто твою крепость напрочь разрушил, спалив дно? Вот же какая случись нелепость — сразу падёшь, цитадель снов. Ершалаим, мы умрём, знаю, все, не дойдя до твоих ворот, и под собачьим глухим лаем будет пустыня нам — эшафот. Ершалаим, так моли Бога, чтобы Завет не пропал зря, нам же осталось совсем немного, самое лучшее — до декабря. Ершалаим, я хочу, знаешь, чтобы ты жил безо всех, пуст, но если, всё-таки, проиграешь — чтобы вновь огненный ожил куст. Ершалаим, так живи вечно, нам же — до звёздочки первой быть, а над тобою твой Путь Млечный будет гореть. И тебе — не остыть.

оригинал

26
Янв

-3362-

Цитаты

«Whenever you have eliminated the impossible, whatever remains, however improbable, must be the truth.» Conan Doyle.


Когда Вы отбросили невероятное, оставшееся, каким бы невероятным оно не казалось, является правдой.

(с) Конан Дойль.

26
Янв

-3361-

Цитаты

Порыв. Надрыв. Заеб. Снобизм.
Обыденность и Пох*изм… И дальше поиск.. .
Кому что… Признанья, секса, денег, власти…
А между всем игра в любовь
И острая нехватка.. . счастья.
(с)

26
Янв

-3360-

Цитаты

научите меня нервно и аристократично курить, прищуриваясь и ломая изгибы пальцев о кожаные кресла и диваны,
путать дымом шелковые шторы, и возможно я смогу красиво признаться вам в любви, стихами и безумно красивыми словами,
без орфографических ошибок, а пока — увольте, но я хочу вас трахнуть прямо здесь на полу. (с)

Страница 22 из 214« Первая...10...2021222324...304050...Последняя »