Поиграй с моими детьми…

Не отвертимся — хоть увернемся
От алмазных ее когтей…
А следы твоего гувернерства —
На повадках моих детей.
Я окошко тебе открыла —
На вот, руку мою возьми.
Просыпайся скорее, милый!
Поиграй с моими детьми.

Почитаешь им Вальтер Скотта,
Полистаешь для них Дюма.
У тебя впереди суббота,
У меня впереди зима.
Но в тягучем густом романе
Все замешано на крови.
Расскажи ты им о Тристане,
Расскажи ты им о любви.

А ты дышишь тепло и сладко,
Руку выбросив чуть левей,
И мужская трепещет складка
Между детских твоих бровей…
Не бывает любви бескрылой,
Не случается меж людьми.
Просыпайся скорее, милый!
Поиграй с моими детьми.

Вероника Долина.

Однажды завязался спор между Муллой Насреддином и дервишем, выдававшим себя за мудреца.
Мулла задал ему несколько вопросов, но дервиш не ответил ни на один. Наконец он рассердился и сказал:
— Я могу задать тебе такие вопросы, что на них не ответил бы даже твой дед.
— На свете нет такой вещи, — ответил Мулла, — которой бы я не знал.
— Знаешь ли ты где центр Земли? — спросил дервиш.
Мулла воткнул свою палку в землю и сказал:
— Здесь!
— Докажи! — закричал дервиш.
— Если не веришь, можешь произвести вычисления
Дервиш задал второй вопрос:
— Сколько звезд на небе?
— Столько, сколько волос на моем осле.
— А где доказательства?
— Не веришь, — ответил Мулла, — иди и сосчитай.
— А сколько волос у меня в бороде? — спросил дервиш.
— Столько, сколько на хвосте у моего осла.
Дервиш рассвирепел:
— Ты лжешь!
Мулла спокойно ответил:
— Я не вру. Вот твоя борода, а вот хвост моего осла. Тяни по волоску из своей бороды и из хвоста моего осла — и если счет не совпадет, тогда и упрекай

Как резко день пошел на убыль!
Под осень каждый луч милей…
Грустят серебряные трубы
Прощающихся журавлей.

Как резко жизнь пошла на убыль,
Под осень дорог каждый час…
Я так твои целую губы —
Как будто бы в последний раз…

Юлия Друнина

Никто не знает, что нас ждет.
А мы судьбе не доверяем.
Никто не знает наперед,
Где мы найдем, где потеряем.

Никто не знает, что нас ждет.
Я в ожиданье встречи замер…
Но птица счастья свой полет
Не согласовывает с нами.

И я загадывать боюсь.
Решишь — а жизнь переиначит.
Ужо, я думал, посмеюсь…
Но все во мне грустит и плачет.

То боль чужая бередит,
То сердце жжет своя обида.
Живу у радости в кредит
И не показываю вида.

Андрей Дементьев

Однажды принц Эгэ шел по городу в сопровождении свиты. Был базарный день; все улицы были заставлены лавочками. Продавали всякую жратву, барахло. Жонглеры, музыканты…ну, и, естественно, нищие.

Мимо одних принц проходил, не обращая внимания. Другим кидал медную монету. Но возле одного из нищих он присел на корточки и спросил: «что ты хочешь – пять золотых, или миску риса?»
«Миску риса» — ответил нищий, не задумываясь.

Принц взмахнул рукой; приказал принести две миски риса. Конечно же, через минуту были принесены две миски горячего риса, заправленного специями, кунжутом, маленькими сушеными рыбками, и оливковым маслом..

Принц и нищий внимательно съели рис. А потом принц спросил: «Почему ты не выбрал золотые монеты?»

— Золотые монеты ничего не стоят. Сегодня, когда я захотел есть, пришел принц, и накормил меня.
— Но сегодня я случайно проходил мимо.
— А что ты знаешь о том, что было вчера, и что будет завтра?

Однажды Конфуций проезжал неподалёку от горы. Какая-то женщина в голос рыдала над могилой. Склонившись в знак почтения на передок колесницы, Конфуций слушал её рыдания. А затем послал к женщине своего ученика, и тот спросил ее:
— Вы так убиваетесь — похоже, что скорбите не впервой?
— Так оно и есть, — ответила женщина. — Когда-то от когтей тигра погиб мой свекор. После от них же погиб мой муж. А теперь вот от них погиб мой сын.
— Отчего же не покинете эти места? — спросил Конфуций.
— Здесь нет жестоких властей, — ответила женщина.
— Запомни это, ученик, — сказал Конфуций. — Жестокая власть — свирепей когтей тигра.

В моём городе Осень

В моем городе Осень, а люди спешат куда-то.
Слишком мало знакомых и почти всё время дожди.
Пишешь несколько слов, считая себя виноватым,
Разговор остановлен пугающим словом «прости».

Я молчу тебе вслед, слишком многое недосказано.
Сотни писем развеют ветра под осенней Луной.
Неразборчивый подчерк, строчка с адресом смазана,
Оглянись в тишине, не прощаясь, на окрик немой.

Я иду за тобой, если даже меня ты не просишь,
Я готова беречь всё что было и нет за двоих,
Слишком страшно принять: надоем я — и ты меня бросишь.
Мне не стать героиней твоих недописанных книг.

Задержать бы секунды судьбы от меня ускользающей.
Я тебя обниму только раз, оттолкнуть не посмей.
В нашем городе Осень. Строкою в дыханье истаявшей,
Вывожу на стекле «Я навеки останусь твоей».

Миллиарды секунд эта боль,
Заело пульс на миноре,
Но старая дура Ассоль
Всё так же стоит у моря.

Слепыми глазами вдаль..
Пытается шарить алый.
Ядовитых надежд вуаль
Всё сильнее впивается жалом.

Но вовсе нет корабля,
И море давно омелело.
До, си, cоль, фа, соль, ми, ля.
Ты пела, всё время пела.

Ты знала, что время маньяк,
Да и то, что бежать слишком поздно,
Всё пила свой терпкий коньяк,
Проклиная наивные звёзды.

Ты знала, что паруса нет,
И Грей уже спился в баре,
Но искала тот алый цвет
В горячем закатном пожаре.

Про первую любовь писали много, —
Кому не лестно походить на бога,
Создать свой мир, открыть в привычной глине
Черты еще не найденной богини?
Но цену глине знает только мастер —
В вечерний час, в осеннее ненастье,
Когда все прожито и все известно,
Когда сверчку его знакомо место,
Когда цветов повторное цветенье
Рождает суеверное волненье,
Когда уж дело не в стихах, не в слове,
Когда все позади, а счастье внове.

Илья Эренбург.

Стареют не только
От прожитых лет —
От горьких ошибок,
Безжалостных бед.
Как сердце сжимается,
Сердце болит
От мелких уколов,
Глубоких обид!
Что сердце!
Порою металл устает,
И рушится мост —
За пролетом пролет…

Пусть часто себе я
Давала зарок
Быть выше волнений,
Сильнее тревог.
Сто раз я давала
Бесстрастья обет,
Сто раз отвечала
Мне сердце:
«О нет!
Я так не умею,
Я так не хочу,
Я честной монетой
За все заплачу…»
Когда слишком рано
Уходят во тьму,
Мы в скорби и гневе твердим:
«Почему?»
А все очень просто —
Металл устает,
И рушится мост —
За пролетом пролет…

Юлия Друнина.

Страница 4 из 214« Первая...23456...102030...Последняя »