Два десятка стволов — для начала довольно.
Вновь уходит в леса партизанский отряд.
С антимиром прощаться не страшно, не больно,
Попирая «законы», ведущие в ад.

Есть один лишь Закон — он отвергнут, поруган…
Есть один лишь Господь — Он распят на кресте.
Брат Калашников стал мне сотайником, другом,
Я священной войны партизан во Христе.

«А смирение где?» — спросит зоркий читатель,
«Где любовь, наконец? Где прощенье врагов?»
Я прощаю тебя, о несчастный предатель,
Но простить не могу мудрецов-подлецов.

Их простить не могу. Свыше ста миллионов
Лучших русских людей срезал вражеский серп.
А теперь фарисейский спектакль «законов»
Украшает украденный ими наш герб.

Комиссарят весь век… Скорбью выжжено время.
Я отринул лукавство, я — воин в строю.
Я беру на прицел бесноватое племя,
Расстрелявшее нагло Россию мою.

Николай Боголюбов



Ваши комментарии