Конец смены. По чистилищу шныряет наряд усталых бесов. Уже в свою адскую душевозку загрузили достаточно отягощенных душ, но они все так себе, нужен еще один человек, чтобы перед начальством отличиться-то.

Топают туда-сюда, ждут, где рыло зачешется, наверное бесовское чутье не подведет.

— Кто здесь самый плохой во всем чистилище, — вопрошают. — Все равно заберем эту грязную душонку, но если сам вызовется, может, наверху зачтется, гыгы.
— Вот ты! Признавайся, что натворил?

Вот мужчина с мрачным взглядом. Говорит, избивал жену. Нет, таких есть у нас. Еще один — а вот ты? Пятерых убил? Не то. А ты? Молодых женщин и девушек насиловал и убивал? Ну, может в следующий раз, но сегодня не то, все не то..

Ох, зачесались рыла. Стоит один у стены, такой весь благообразный. Скажи-ка, ты ведь знал, что вон тот свою жену бил, а ты слова не сказал? Да он же твой друг, может, послушал бы тебя?
— Да.. но я не помогал ему! Это их дело.
— А что вон тот, пятерых убил?
— Но я же ему не помогал, и боялся его вообще.
— Ну, а что вот тот тип маленьких девочек убивал и насиловал? Ты же слышал это даже один раз? Да не ври! Кудда побежал, а ну стой! Отвечай! И плакать-то что теперь.
— Да.. Но я думал, мало ли.. чего соваться.. Девки-то, тоже, смотреть должны..
— Ах, какой молодец, просто любо-дорого. Вот и отлично, пойдем с нами. Что молчал-то..

Под белы рученьки и хлоп в душевозку. Адской смене конец, кто слушал, молодец!



Ваши комментарии