Archive for the ‘Притчи’ Category

   В жизни, по-видимому, есть те, кто не знают, и кто не знают, что они не знают. Они как дети. Расти их.

   Еще, по-видимому, есть те, кто не знают, но знают, что они не знают. Они хотят узнать. Обучай их.

   Еще, по-видимому, есть те, кто не знают, но думают, что они знают. Они опасны. Избегай их.

   Еще, по-видимому, есть те, кто знают, но не знают, что они знают. Они спят. Разбуди их.

   Еще, по-видимому, есть те, кто знают, но притворяются, что они не знают. Это актеры. Наслаждайся их игрой.

   И, по-видимому, есть те, кто знают, и знают, что они знают.

   Не следуй за ними.

   Ибо если они знают, что они знают, они не захотели бы, чтобы ты следовал за ними. Но слушай очень внимательно то, что они говорят, так как они напомнят тебе о том, что ты знаешь. На самом деле для этого они и были посланы тебе. Для этого ты и призвал их к себе.

Кажется в этом сообществе видел красивую историю про Историка, который дописывал свою работу наблюдая за пожаром через окно. Никто не может дать на нее ссылку? Никак не могу найти.

Однажды Магид из Дубно обратился с зажигательной речью к собранию слушателей. Когда он закончил говорить, один из присутствовавших подошёл к нему и сказал:
— Господин мой и учитель! Я не понимаю почему, но Ваши слова не произвели на меня никакого впечатления.
По своему обычаю, Магид ответил этому человеку притчей:
Однажды крестьянин из глухой деревушки оказался в большом городе. Он ходил по улицам с раскрытым ртом, и удивлялся чудесам цивилизации, о которых даже не слыхивал в своей глухомани. Проходя мимо кузницы, он увидел удивительное устройство, в котором кузнец раздувает угли, и в результате образуется весёлое жаркое пламя. Это чудо поразило крестьянина, и он не пожалел денег, чтобы его приобрести. Уж теперь он порадует своих односельчан! Им не придется больше стучать кремнем о кремень, высекая искры!

Вернувшись домой, он собрал всех жителей деревни, чтобы показать им чудо зажигания огня. Он начал раздувать меха перед столпившимися односельчанами, однако чудо не произошло – не хватало огонька, из которого могло бы разгореться пламя. Опозоренный перед односельчанами, крестьянин продолжал настаивать на своём – это чудесное устройство способно создавать огонь! Однако его уже никто не слушал…

Разгневанный, он вернулся в город, и, придя к кузнецу, стал кричать на него:

— Почему ты обманул меня? Я пытался, подобно тебе, зажечь пламя, но у меня ничего не вышло!

Спросил у него кузнец:

— А угли ты положил?

— Какие ещё угли? – удивился крестьянин.

— Ну и глупец же ты! – говорит кузнец – Чтобы разжечь огонь, нужна хотя бы маленькая искорка. Но если её нет, сколько не раздувай меха, ничего не поможет!

«Так вот и я, — закончил Магид свою притчу, — могу зажечь только того, в ком есть хоть какая-нибудь искорка. Но того, в ком нет никакой искры, я зажечь не могу…»

Однажды некий самурай пришел к знаменитому наставнику Дзен Хакуину и спросил его:
— Существуют ли в действительности рай и ад?
— А кто ты? — спросил наставник.
— Я — самурай…
— Так ты воин?! — с явным удивлением воскликнул Хакуин. — Но посмотри на себя. Кто захочет взять тебя на службу? Ты похож на торговца.
При этих словах самурая охватил гнев. Он выхватил свою саблю и выставил ее перед монахом.
— Как, у тебя есть сабля? — продолжал издеваться над самураем Хакуин. — Но ты, конечно же, не сможешь отрубить мне голову!
Вне себя от гнева самурай замахнулся, готовый нанести Хакуину смертельный удар. В этот момент Хакуин сказал:
— Вот когда открываются врата ада.
Ошеломленный ненаигранным спокойствием монаха самурай заткнул саблю за пояс и поклонился.
— Вот когда открываются врата рая, — сказал Хакуин.

8
Ноя

ЛАД

В одном башкирском ауле возле магазина сидели несколько мужчин. Обсуждали, как водится, новости, почерпнутые из телеящика. Там землетрясение, здесь война, там убили кого-то, здесь изнасиловали, там тайфун, здесь переворот, очередному диктатору голову свернули. Обсуждали мужики все это бурно, после каждого сообщения выводя итог: движемся, братцы, к концу света! Лишь один человек, старик, сидел молча, с тоской глядя куда-то вдаль. Наконец, не выдержали, спросили его:
— Ты чего молчишь, старый Абдулла? Неужели тебя ничего не волнует, не тревожит?
— А что случилось?
— Наводнение, вон, землетрясение, война! Скоро земля в тартарары рухнет!
— Да разве это повод для волнений, братцы? Странные вы люди! Я вот лад свой потерял, вот это — беда!
Вздохнул старик, встал и молча двинул в сторону своего проулка.

ПРИМЕЧАНИЕ. Как «лад» я перевел сказанное стариком слово «мон». Мон – многозначащее слово, включающее в себя такие понятия, как мелодия, песнь, состояние (звучание) души, печаль, кручина и много еще чего, из чего, собственно, и состоит душа человека. В русском языке наиболее близко по значению слово ЛАД, то бишь гармония.

(с) [info]florid_buljakov

6
Ноя

Апокриф

В одном из апокрифов сказано:
…Когда же мы начинали спрашивать у Него о смысле его новой притчи, Он всякий раз отвечал: «Кто объясняет притчу, тот не понимает ее».

Однажды Ученик пришёл к Учителю с вопросом:
— Учитель, как завоевать женщину?
И Учитель повёл Ученика к ручью, к тому месту, где он тёк по склону горы, и где вода проточила в камне небольшое русло. Они пришли к этому месту и в течение часа смотрели в молчании на бегущую воду. И на этот раз Учитель ничего не сказал.
Но на следующий день он снова повёл Ученика на это место, и снова они молча смотрели на струи воды, весело стекающие по каменному склону. И на следующий день. И ещё через день. И так они ходили полгода.
И наконец в один прекрасный день Ученик воскликнул:
— Учитель, кажется, я понял! Надо быть достаточно терпеливым, и когда-нибудь ты своего добьёшься.
— Конечно, — грустно сказал Учитель. А потом улыбнулся и добавил:
— Но только в том случае, если тебе не жалко потратить всю свою жизнь на то, чтобы точить гору.

Мулла Насреддин не обращал внимания на чистоту своей одежды. Однажды прохожий, увидев, что у того рубашка заскорузла от грязи, сказал:
— Послушай, святой отец, ты бы выстирал свою рубашку!
— Но ведь она снова загрязнится, не так ли? — заметил, смеясь, Насреддин.
— А ты снова выстирай!
— Опять запачкается!
— Ещё раз выстираешь.
— Помилуй, Господи! Разве мы пришли на этот свет рубашки стирать?..

Однажды Отто Юльевич Шмидт, после возвращения из легендарной экспедиции  выступал перед соседями по дачному посёлку на Николиной Горе.   После рассказа о зимовках Отто Юльевич обвёл взглядом аудиторию и предложил задавать вопросы. Вопросов не было. Всем уже хотелось пойти по своим делам, но, поскольку обижать знаменитого соседа не хотелось, юный Лёва Безыменский, сын поэта Александра Безыменского, выдавил из себя что первое пришло в голову:
-Скажите, а Вы, когда спали в спальном мешке на станции, куда бороду клали: на мешок или внутрь?
Отто Юльевич оторопел, отшутился, а на следующий день встретив Лёву сказал:
-Я из-за твоего вопроса всю ночь не спал. Раньше не задумывался куда бороду класть. А теперь положу бороду на одеяло — неудобно. Положу под одеяло — тоже неудобно.

В мотоциклиста на большой скорости врезается воробей. Водитель останавливается, подбирает птичку, обнаруживает, что жива, но без сознания. Пожалев воробышка, мотоциклист забирает его домой, кладет в клетку, наливает воды и кладет кусочек хлеба. Очнувшись утром, воробей видит перед собой решетку, черствый хлеб и думает: «Так! Значит, я все-таки убил этого мотоциклиста.